Якуб Меметов и его Аэрокобра

Еще осенью прошлого года, нашей Абинской группой в районе хутора Бережной севернее Абинска было обнаружено место падения еще одного самолета. В июле, после уборки урожая, появилась возможность провести полноценную разведку и определить тип самолета.

На фотографии – одна из “Аэрокобр” 16 ГИАП

Как и в большинстве случаев, место падения было указано местными жителями, со слов которых самолет упал в лиман весной 1943 года. И лишь спустя много лет, когда начались мелиоративные работы по осушению плавней, из воды обнажился корпус самолета. Со слов очевидцев, в кресле пилота находилось истлевшее тело летчика с орденом Красной Звезды на груди. При попытке извлечь из кабуры пистолет ТТ, останки потеряли целостность и осыпались на дно кабины.
Где и когда был похоронен летчик доподлинно неизвестно, не сохранилось в воспоминаниях старожилов и его имя. Но, анализируя все собранные данные, можно с высокой степенью вероятности предполагать, что при осушении плавней был найден самолет Р-39 младшего лейтенанта Якуба Меметова из состава 16 ГИАП.

Как это обычно происходило в послевоенные годы, самолет был извлечен с места падения и разобран на металлолом. Тем не менее, даже спустя 75 лет, в указанном местными жителями месте, нам удалось обнаружить следы катастрофы. Фрагменты обшивки с характерной ярко зеленой окраской, маркировки деталей на английском языке, гильзы от пулеметов Браунинга и пушки Кольт однозначно указывали на американское происхождение самолета и его тип Р-39.

11 апреля 1943 года самолет мл. л-та Меметова был сбит в воздушном бою с истребителями противника, и как сказано в Журнале боевых действий, горящим упал в озеро севернее ст. Абинская.

Сейчас в этом месте до горизонта простираются поля и колосится пшеница, но если взглянуть на карту военных лет, то именно в этом месте обозначены обширные плавни, которые штабной писарь, не сильно знакомый со спецификой кубанской географической терминологии, вполне мог назвать озером.
В этот день в скоротечном воздушном бою в районе Абинской в период с 09:35 до 09:40 по берлинскому времени (10:35 — 10:40 по московскому времени) пилотом JG3 Ltn. Wolf-Udo Ettel, согласно его заявке, было сбито сразу три советских истребителя Аэрокобра.

Эта информация косвенно подтверждается и Журналом боевых действий 16 ГИАП. Так, помимо потери самолета мл. л-та Меметова, был подбит Р-39 младшего лейтенанта Табаченко (перебита трубка тормозной системы) и совершил вынужденную посадку в районе Новотроицкое самолет мл. л-та Островского.
Уроженец Крыма Якуб Меметов сражался с фашистами с самого начала Великой Отечественной войны.

Свой первый самолет он сбил 28 июня 1941 года, за что был награжден орденом Красной Звезды.

Евгений Порфирьев, “Кубанский плацдарм”

1

Пе-2 134 БАП. Экипаж Шванеева

В конце августа 2017 года, спустя 4 месяца после подъема Пе-2 экипажа Коваля на окраине села Молдаваноского, работая на месте падения очередного советского самолета, мы испытали так называемое чувство «дежавю».

Это был снова пикирующий бомбардировщик Пе-2, который снова входил в состав 134 БАП, снова был сбит истребителями противника в мае 1943 года и снова заявку на него подал пилот 5./JG52 Uffz. Schicketanz Otto.
Даже истории обнаружения мест падения самолетов были очень похожи. Как и в случае с экипажем Коваля, история про упавший на окраине хутора Нечаевского Абинского района советский двух моторный самолет, была рассказана старожилами.

С их слов, самолет горящим падал с северо-запада. Все трое членов экипажа сумели выброситься на парашютах и остались живы. Последним прыгал пилот, он до последнего управлял самолетом чтобы предотвратить его столкновение с жилыми домами.
Хутор Нечаевский расположен прямо на берегу реки Кубань и один из членов экипажа приземлился на парашюте прямо в реку. Местные жители вытянули его из воды за стропы. Еще у одного из членов экипажа, по воспоминаниям старожилов, были обожжены лицо и руки.

Менее чем через час на место падения прибыл автомобиль с военными. Они забрали летчиков и осмотрели обломки самолета. В послевоенные годы местные мальчишки пытались копать воронку в поисках патронов. Один из них, 26 августа 2017 года принимал участие в проведении нашей экспедиции по подъему «пешки».
Для начала при помощи глубинного поискового оборудования было локализовано место падения. Затем участники экспедиции заложили пробные шурфы, и когда убедились, что попали « в точку», то привлекли к проведению работ тяжелую технику.

Обломки самолета залегали на глубине около 6 метров. Искореженные элементы дюралевых конструкций обшивки крыльев и фюзеляжа, стойки шасси, моторы, все превратилось в бесформенную плотно прессованную массу.
Вскрытие кабины подтвердило историю, рассказанную местными жителями: никаких признаков гибели экипажа обнаружено не было. Залегавшие на большой глубине в глине, законсервированные собственным бензином, маслом и прочими техническими жидкостями конструкции самолета, в том числе моторы, прекрасно сохранились. Нам не составило никакого труда определить номера моторов, они были продублированы во многих местах. Прекрасно сохранились даже надписи сделанные карандашом.

Достаточно было прочесть номера на первом моторе ПФ32-568, чтобы установить имена членов экипажа их судьбу и обстоятельства гибели самолета.
Самолет Пе-2 № 05/189 с моторами №№ 31-360 и 32-568 был выпущен на заводе № 22 в Казани в конце апреля 1943 года. Приказом по 134 БАП от 18.05.1943 г. самолет Пе-2 № 05/189 зачислен в состав части. Самолет Пе-2 № 05/189 списан по документам 134 БАП как потерянный при боевой работе 31.05.1943 года.

Из Оперативной сводки № 40 штаба 285 БАД за 31.05.1943 г. к 21:00, хут. Буряковский, карта 500000:
«…3. 134 БАП двумя группами по 9 Пе-2 с горизонтального полета по ведущему в звене (первая в 10:30 с высоты 3350 м, вторая в 15:12 с высоты 2500 метров) бомбардировал живую силу и артиллерию на огневых позициях в восточной части Молдавановское и цель № 4 в 500 метрах северо-восточнее Молдавановское.
Сброшено 120 ФАБ-100 и 2 АО-25. Израсходовано патрон БС 970 шт., ШКАС 480 шт. Задание выполнено. Бомбы легли по цели. Отмечено два больших взрыва и возникло два очага пожара. Предположительно уничтожено 2-4 артиллерийских орудия . Из района Арнаутский, Молдавановское обстреляны ЗА от 6 до 15 разрывов одновременно. Разрывы ложились вокруг строя и в середине строя групп.
Вторая группа при подходе к цели в районе Крымская атакована 4 Ме-109. Атаки производились со всех сторон. Истребители сопровождения, отражая атаки истребителей противника, против бомбардировщиков, продолжали полет вместе с бомбардировщиками к цели. После сбрасывания бомб одному Ме-109 удалось зажечь Пе-2 пилота мл. л-та Шванева. Экипаж в составе: пилота мл. л-та Шванева, стрелка-бомбардира мл. л-та Титарева и стрелка-радиста ст. с-та Правдина, в районе 2 км северо восточнее Крымская выбросились на парашютах».

В результате проведенной архивной работы было установлено, что в 14:09 по берлинскому времени (15:09 по московскому) в квадрате 86752 (именно тот квадрат, в котором было найдено место падения), пилот 5./JG 52 Uffz. Otto Schicketanz заявил сбитый им на высоте 2100 метров самолет Пe-2.
Всего за годы войны Otto Schicketanz сбил 15 самолетов, в том числе 2 Пе-2 и обоих мы нашли.

Что же касается экипажа мл. л-та Шванева, то им предстояло пройти нелегкий боевой путь и не всем суждено было дожить до Победы. 15.09.1943 г. самолет Пе-2 № 07/189 в составе экипажа мл. л-т Шванев Иван Никитович, 1920 г.р.; мл. л-т Титарев Тимофей Иосифович, 1921 г.р и ст. с-т Правдин Карл Павлович, 1920 г.р., был сбит истребителями противника и совершил вынужденную посадку на своем аэродроме. При этом командир экипажа мл. л-т Шванев был ранен в голову и глаз, а стрелок-бомбардир мл. л-т Титарев ранен в голову.
А еще раньше, 26.05.1943 г., этот же экипаж на самолете Пе-2 № 08/125, будучи подбит при выполнении боевого задания, совершил вынужденную посадку на фюзеляж на своей территории.

В дальнейшем судьба разбросала их по разным экипажам. Правдин Карл Павлович сгорел в самолете над целью со всем экипажем в районе деревни Старицы при освобождении Белоруссии 26.06.1944 г.
За подвиги, совершенные в годы войны все трое летчиков были награждены орденами и медалями. В частности мл. л-т Шванев орденами «Красной Звезды» и «Отечественной войны» 2 степени, мл. л-т Титарев медалью «За отвагу» и орденами «Красной Звезды» и «Отечественной войны» 1 степени, а ст. с-т Правдин медалью «За отвагу».
В наградных листах экипажа так описывается их участие в боях на Кубани:
«… Участвуя в боях на Северо-Кавказском фронте в период с 26 по 31 мая 1943 года экипаж произвел 6 успешных боевых вылетов, участвовал в 4 воздушных боях, где проявлял мужество и отвагу в отражении атак истребителей противника. За этот период, в групповом огне совместно с товарищами, сбил три самолета противника типа Ме-109. 27 мая 1943 г. при сильном огне ЗА и атаках 4-х истребителей противника,бомбили в составе 9-ки артиллерийские позиции в районе ст. Киевская. Задание было выполнено. В результате точного бомбардирования, было уничтожено 7 танков, до 2-х взводов пехоты, сбит 1 Ме-109. Результате бомбардирования зафотографированы…».

Из информации размещенной в открытом доступе в сети Интернет, нам стало известно, что командир экипажа Шванев Иван Никитович после войны проживал в Краснодарском крае по адресу: г. Армавир, ул. Коммунистическая, 133. Уже на следующий день нам удалось связаться с дочерью летчика. К сожалению сам Иван Никитович ушел из жизни еще в 2004 году, но в семье сохранилась видео запись его воспоминаний о войне, сделанная журналистом Армавирского телевидения еще в 1995 году, в которой он среди прочего рассказывает о том самом боевом вылете 31 мая 1943 года, когда из самолет был сбит истребителями противника.

А лично для меня эта экспедиция была памятна еще тем, что в ней впервые принял участие мой 4-х летний сын Виктор. Так сложилось, что экспедиция проходила в последнюю субботу августа 2017 года, а ровно 32 года назад, в последнюю субботу августа 1985 года, состоялась моя первая в жизни поисковая экспедиция, тогда еще в составе клуба Красных следопытов Североморского дома пионеров Мурманской области. Вот такая получилась преемственность поколений.

Евгений Порфирьев, “Кубанский плацдарм”

1

Пе-2, экипаж Царькова

В одной из предыдущих своих книг я рассказывал историю установления имен экипажа и обстоятельств катастрофы самолета Пе-2, разбившегося в горах у пос. Вардане под Сочи летом 1942 года. Ну а этот поиск, начался несколько лет назад. О первом выезде, на наших страницах был опубликован материал “Экспедиция в Тубы”.

В 2012 году, при участии поисковиков «Кубанского плацдарма» удалось пролить свет на события 70-летней давности. Тогда, 21 июня 1942 года, при катастрофе самолета погиб стрелок-бомбардир младший лейтенант Пирогов. Двум другим членам экипажа: пилоту мл. л-ту Царькову и ст. с-ту Крылову удалось выжить, выбросившись с парашютами.

Спустя 5 лет, в конце августа 2017 года, поисковиками Сочинской группы «Кубанского плацдарма» было обследовано место падения советского самолета разбившегося у подножия одной из вершин Главного Кавказского хребта.
Установленная нами картина катастрофы позволяла предположить, что падая, самолет зацепился за вершины деревьев и начал разваливаться на части. Одно крыло с мотором почти сразу рухнуло на землю и загорелось, второе вместе с фюзеляжем, засыпая по дороге лес обломками, до столкновения с землей пролетело еще 250 метров.

Предыдущий опыт работы позволил без труда установить тип самолета Пе-2 и выявить среди груды искореженного металла те фрагменты, на которых был найден заводской номер одного из моторов М-105Р В12-225.
Согласно документов учета самолетно-моторного парка в частях ВВС ЧФ, самолет Пе-2 № 933908 с моторами М-105Р №№ В12-225 и 135-1518 из состава 40 АП ЧФ не вернулся с боевого задания 06.10.1942 г. из района Хадыженская.
И вот тут судьба снова свела нас с обстоятельствами катастрофы самолета Пе-2 у пос. Вардане. В экипаже вновь найденной погибшей «пешки» были все те же мл. л-т Царьков и ст. с-т Крылов. Только теперь 06.10.42 г. , вместо погибшего 21.06.42 г. мл. л-та Пирогова, стрелком-бомбардиром в их экипаже был л-т Гусаров.

Поскольку, отрабатывая место падения найденного самолета, мы стараемся не только установить обстоятельства его гибели, но и дальнейшую судьбу членов экипажа, в том случае, если им удалось выжить, то еще в 2012 году мы знали, что Царьков и Крылов, выжившие 21.06.1942 г., погибнут 06.10.1942 г., и лишь штурман Гусаров останется жив.
Его и командира экипажа Царькова, спускающихся на парашютах, немецкие пилоты из состава 6./JG 52 Fw. Schulz и Hptm. Rudolf Resch будут расстреливать в воздухе. Еще в самолете Гусаров получит ожоги рук и лица 3 степени и все же ему повезет и по нему немцы промахнуться, зато они попадут в Царькова.
В этом бою «мессеры» собьют сразу два Пе-2. Из экипажа второй «пешки» выживут двое. Они вместе с Гусаровым будут на парашюте через горы нести раненного командира в госпиталь в пос. Тубы, и донесут, но уже там от полученных ран Царьков скончается.
Старший сержант Крылов Иван Семенович, 1920 г.р., уроженец Калининской области, погибнет еще в воздухе и сгорит вместе с самолетом. Его ферментированные останки были найдены при обследовании места падения. В будущем нам предстоит провести полноценную экспедицию на место падения, собрать все останки ст. с-та Крылова и с почестями предать их земле.
Лейтенанту Гусарову Леониду Александровичу будет суждено пережить войну. В ноябре 1944 года он будет награжден орденом Красного Знамени. В наградном листе листе так описаны события 06.10.1942 г.:
«…Совершил 47 боевых вылетов на бомбоудары по войскам и коммуникациям противника. Летал в составе экипажа: летчик мл. л-т Царьков, воздушный стрелок-радист ст. с-т Крылов. В результате боевых действий ими уничтожено: 1 мост, 1 баржа, 1 ж.д. Эшелон, 5 понтонов, 4 пакгауза, 9 автомашин, 8 нефтебаков, 1 склад с боеприпасами, разрушено одно ж.д. полотно, вызвано 2 пожара и 1 взрыв. Летя на боевое задание 06.10.1942 г. самолет в бою над Туапсе был подожжен самолетом противника, не смотря на то, что грозила опасность личной жизни экипажа, на горящем самолете отбомбились и после того покинули горящий самолет. Летчик и стрелок погибли, тов. Гусаров получил ожоги рук и лица 3 степени…».
На месте военного госпиталя в Тубах сейчас стоит памятник, но на мемориальной плите нет имени мл. л-та Царькова, что безусловно не справедливо по отношению к памяти этого человека. Надеюсь, что нам удастся добиться увековечения его имени и скорее всего делать мы это будем вместе с его дочерью.
Галина Максимовна Проценко (Царькова) живет в Краснодаре. Уже на следующий день после обследования места падения самолета, мы встретились с ней. Галина Максимовна бережно хранит память о своем отце, который погиб, когда ей был всего годик.

В семейном архиве собраны многочисленные фото Максима Гордеевича, письма с фронта и его похоронка. На одной из фотографий, сделанной в сентябре 1942 года в Сочи, запечатлен весь экипаж «пешки» Царьков, Крылов и Гусаров, молодые, красивые, живые…

Евгений Порфирьев, “Кубанский плацдарм”

0

Два капитана

По количеству сбитых самолетов противника Батычко не сильно отставал от Свеженцева. На его счету было 8 лично сбитых стервятников, в том числе один Ю-88, три Ю-87, четыре Ме-109 и один Ме-109 в группе

В одной из предыдущих своих заметок я рассказал читателям о героической личности капитана Свежанцева. Командира эскадрильи 812 Истребительного авиационного полка, место гибели которого было обнаружено нашей поисковой организацией в 2016 году. Теперь есть повод поведать о его боевом друге, тоже капитане, тоже комэске 812 ИАП, тоже Герое кубанского неба.
Второй капитан — Батычко Иван Дмитриевич, 1915 г.р., уроженец г. Бийск Алтайского края. Капитан Свеженцев пережил своего друга всего на один день. Иван Дмитриевич погиб 07.05.1943 г. в групповом бою с истребителями противника в 10 км южнее ст. Крымской. Даже места падения их самолетов находятся всего в 3-х км друг от друга, что по меркам воздушного боя совсем рядом.
И по количеству сбитых самолетов противника Батычко не сильно отставал от Свеженцева. На его счету было 8 лично сбитых стервятников, в том числе один Ю-88, три Ю-87, четыре Ме-109 и один Ме-109 в группе. Точно так же как и Свеженцев, Батычко сбил свой первый самолет в своем первом же воздушном бою 20.04.1943 г.

Уже 30.04.1943 г. капитан Батычко был представлен к награждению орденом Красного Знамени и получил награду Приказом по 4 Воздушной армии № 038/н от 05.05.1943 г. Как сказано в наградном листе:
«В боях показал образцы мужества и отвали, отличный летчик, умелый руководитель. Летный состав его любит и в бой идет смело. За несколько дней его эскадрилья сбила 14 самолетов противника. Сам капитан Батычко имеет 14 боевых вылетов, участвовал в 10 воздушных боях, лично сбил два самолета противника Ю-88 и Ю-87».

Сразу несколько Героев Советского Союза в своих воспоминают с теплотой и любовью вспоминают боевого товарища капитана Батычко. Например А.Т. Тищенко так пишет и Иване Дмитриевиче:
«Батычко сравнительно недавно пришел в эскадрилью, но уже сумел завоевать авторитет у летчиков, техников, механиков и мотористов. Выше среднего роста, с открытым скуластым лицом, спокойным, но твердым голосом, он даже своим внешним видом олицетворял образец командира. Если к этому прибавить еще его неиссякаемую жизнерадостность, заботливое отношение к людям и отличные летные качества, то можно понять, за что мы уважали Батычко, почему стремились ему подражать».
Другой Герой Советского Союза И.В. Федоров так вспоминает капитана Батычко:
«Комэск № 1. Капитан Иван Дмитриевич Батычко. Это был любимец полка, богатырь и телом и душой. Высокий, бравый, всегда опрятно одетый. Любил песни, особенно украинские. Запоет, бывало, не удержишься, подтянешь — так заразительно звучал его живой, свободно льющийся голос. В бою был храбр до дерзости, в него верили, безоглядно бросались в схватку с любым количеством вражеских самолетов. В период самых жестоких боев за господство в воздухе Новороссийска Иван Батычко поднимал свою группу в воздух по 5-6 раз в день. В бою Батычко всегда видел главную цель, умел вычленить основную задачу».
Но как это часто бывает смерть забирает лучших.
Оперативная сводка Штаба 264 ИАД № 18 от 07.05.1943 года:
«… 11:50 3 Як-1 и 2 Ме-109 вели воздушный бой в районе 10 км южнее Крымской на Н=3500 метров. В результате сбит 1 Ме-109 л-том Тищенко. Самолет упал в районе хут. Гостагаевский. Подтверждает л-т Косов.
Не вернулся с боевого задания командир АЭ капитан Батычко».

В последствии разбираясь в причинах гибели комэска, командование пришло к выводу, что он погиб из-за тактической неграмотности других наших летчиков, участвовавших в этом бою. К тому же еще при взлете ведомый Батычко пилот Лутовой допустил ошибку и погнул винт. В итоге группа вылетела в неполном составе.
Место гибели капитана Батычко было указано мне еще несколько лет назад, но тогда воронка на месте падения самолета была заполнена водой и экспедицию было решено перенести на более поздний срок.
Наверняка, если бы мы знали, что пилот пилот этого самолета погиб и кто был этим пилотом, то уже давно отработали бы это место, но шли годы, количество поднятых нами самолетов перевалило за две с половиной сотни, а до этой машины все никак «не доходили руки».
И вот, в марте 2017 года, работая на месте гибели пилота 18 ШАП ВВС ЧФ ст. л-та Попандопуло в долине реки Куафо, я обратил внимание, что по данным моего GPS, всего в 300 метрах от этого самолета забита еще одна точка.

Оказавшись на краю воронки я сразу вспомнил это место, и не смотря на то, что воронка снова была под завязку наполнена водой, у нас было время и мы решили перекопать бруствер в надежде определить принадлежность и тип самолета. Первые же находки позволили по технологическим клеймам идентифицировать машину как советский истребитель Як-1б, а деформированное от удара вытяжное кольцо парашюта указывало на то, что летчик скорее всего погиб и возможно до сих пор находится на дне воронки.
Как только понизился уровень воды и воронка высохла, 01.10.2017 г. была проведена полноценная экспедиция по подъему обломков самолета. На глубине около 2-х метров, нам действительно удалось обнаружить фрагментированные останки пилота. При этом, к огромному нашему сожалению, каких либо номерных деталей, по которым можно было бы определить имя пилота, найдено не было.

Единственная надежда оставалась на подъятый из раскопа обломок пулемета УБ, по номерам которого можно было бы попытаться установить номер самолета, при условии, что самолет был из состава 265 ИАД, поскольку только по этому подразделению у нас имелась информация по учету бортового вооружения.

Несколько дней, пока одни участники экспедиции, на глубоко корродированном корпусе пулемета искали заводские номера, другие с нетерпением ждали результата. И вот, 6 октября, на одной из деталей пулемета, удалось очистить отчетливо читающиеся буквы и цифры ЗГ 746.

Дальше все происходило «на автомате». Открываю Ведомость учета ресурса оружия в частях 265 ИАД за апрель 1943 года. Есть! Пункт № 8: самолет Як-1б № 32123, № оружия ШВАК ЧБ 561, УБ ЗГ 746. Следующий этап поиска Список самолетов и моторов, закрепленных за летно-техническим составом 265 ИАД. Третий в списке искомый Як-1б № 32123: техник мл. воентехник Мельников, пилот капитан Батычко.

Приятно чувство удовлетворения проделанной работой: установлено еще одно имя, еще один летчик вернулся из боевого задания.

Евгений Порфирьев «Кубанский плацдарм».

0

Ил-2 сержанта Крылова

Осенью 2017 года нам пришлось еще раз погрузиться в изучение боевой работы 18 ШАП Черноморского флота. На участке с. Молдаванское — пос. Саук-Дере Крымского района весной-летом 1943 года было сбито такое количество наших штурмовиков, что без преувеличения можно сказать, что это территория с наибольшей плотностью мест падения Ил-2 на всем пространстве боевых действий от Баренцева до Черного моря.

 При таких обстоятельствах практически невозможно привязать самолет к экипажу без установления номеров самолета или мотора. Но, всегда есть исключения из правил.
Экспедиция, проведенная нами в ноябре 2017 года стала именно таким случаем. Примерно в 800 метрах восточнее хутора Новокрымский (в годы войны Греческий) было обнаружено место падения Ил-2 и фрагментированные останки пилота.

Самолет упал практически на дорогу Греческий — Нижний Дессерим, в связи с чем в послевоенные годы, а возможно еще во время войны, обломки боевой машины были вывезены с места падения.

Минимальное количество мелких фрагментов, сохранившихся до наших дней, не оставляло надежд на установление имени летчика. И все же, в результате кропотливой работы на месте падения, знаний нюансов истории авиастроения и помощи коллег-поисковиков, удалось докопаться до истины. Множество косвенных свидетельств позволили сформировать полную картину последнего боя и вернуть имя пилоту.

Во-первых, на месте падения на фрагментах дюралевой обшивки были обнаружены в большом количестве технологические клейма 18-го завода НКАП СССР.

Во-вторых, по остаткам боекомплекта 20-мм пушек ШВАК и 7.62-мм пулеметов ШКАС, при полном отсутствии боеприпасов 12.7-мм пулемета УБ, был сделан вывод, что самолет одноместный и произведен не позднее лета 1941 года. Все дело в том, что такое сочетание вооружения характерно для самолетов Ил-2, произведенных на заводе № 18 до 20-й серии включительно. Начиная с 21-й серии на штурмовики взамен 20-мм пушек ШВАК ставилось более мощное вооружение, а именно пушки ВЯ-23. Именно такое сочетание вооружение было уже ранее найдено нами во время работы на месте падения самолета ст. л-та Попандопуло.

В-третьих, одна часть 20-мм боекомплекта, обнаруженного на месте падения, была произведена в 1940 году на заводе № 187, а другая на заводе № 153 в 1941 году. Ранние года производства и разные заводы производители в наших местах характерны для потерь осени 1942 года. На местах падения самолетов, сбитых в 1943 году, в подавляющем большинстве случаев, нам удавалось находить боекомплект 1942 года выпуска и как правило произведенного на одном заводе. Скорее всего это связано с хорошей плановой организаций боепитания частей ВВС, освобождавших Кубань в 1943 году, в отличии от ситуации отступления лета 1942 года, когда в самолеты загружали те боеприпасы, которые удавалось найти на различных складах, различной подчиненности и получавших боеприпасы в различные, в том числе довоенные, периоды времени.
Кроме того, среди обломков был найден фрагмент стопорного кольца двигателя, на котором была выбита первая буква номера двигателя «Ш», указывающая на его тип АМ-38Ш. Именно такие моторы устанавливались на ранние одноместные самолеты Ил-2. На более поздних модификациях, пошедших в серию с осени 1942 года, устанавливался более мощный мотор АМ-38Ф.
Как уже я писал ранее, с августа по декабрь 1942 года, в небе над Таманским полуостровом сражались самолеты Ил-2 только МАГ НОР, а потери нес только 18 ШАП ВВС ЧФ. Таким образом, установив период гибели самолета и пилота, мы уже сузили круг поиска до минимума. Окончательно все сомнения были развеяны находкой в бруствере воронки, рядом с фрагментированными останками летчика, пуговицы с якорем.

Теперь не оставалось никаких сомнений, что все это время мы работали на месте падения Ил-2 из состава 18 ШАП, потерянного при боевой работе в 1942 году. Среди всех Ил-2 18 ШАП не вернувшихся с боевых заданий с пилотами, по месту падения подходит только один.
Из Журнала боевой работы в частях ВВС ЧФ за 1942 год:
«28.08.1942 г. при штурмовке войск противника был сбит огнем ЗА и упал в районе хутора Греческий самолет Ил-2 № 1861419 18 ШАП. Самолет разит. Пилот сержант Крылов погиб».
Из списка безвозвратных потерь в частях ЧФ за 1942 год:
«… 305. Крылов Владимир Михайлович, пилот 1 АЭ 18 ШАП, сержант, 1921 г.р., уроженец г. Москва, член ВЛКСМ с 1938 года, не вернулся с боевого задания 28.08.1942 г., холост, мать — Крылова Евдокия Константиновна…».
Из Журнала учета самолетно-моторного парка ВВС ЧФ за 1942 год:
«…Ил-2. … 2. № 1861419, мотор АМ-38Ш № Ш287561 не вернулся с боевого задания 28.08.1942 г. …».
Примечательно, что за неделю до своей гибели 21.08.1942 г., сержант Крылов был так же сбит ЗА противника в районе Красный Октябрь, но в тот раз ему удалось дотянуть до линии фронта, совершить вынужденную посадку и вернуться в часть.
Второй раз судьба была к нему менее благосклонна. Сержант Крылов погиб и долгие годы числился пропавшим без вести.

Евгений Порфирьев «Кубанский плацдарм»

0

Забытая могила капитана Свеженцева

Осенью 2017 года неожиданное продолжение получила история капитана Свеженцева. Об обнаружении его истребителя, о самом летчике-герое, был ранее опубликован материал «29 боев капитана Свеженцева».

Жительница г. Крымска Валентина Капитоновна, прочла в прошлогодней газете статью о героическом защитнике кубанского неба капитане Свеженцеве и обстоятельствах его гибели.
Еще до войны семья Валентины Капитоновны жила на хуторе Шибик. Ее мать весной 1943 года была очевидицей того самого боя и присутствовала при захоронении летчика. Капитана завернули в парашют и похоронили на краю поляны за хутором.
Будучи маленькой девочкой Валя часто собирала в этом лесу грибы и ягоды. Именно тогда мать впервые показала ей могилу летчика. Шли годы, не стало хутора Шибик, ушли из жизни очевидцы воздушного боя и последующего захоронения пилота. Да и сама Валентина Капитоновна последний раз была в том месте в 1984 году.

Но, теперь прочитав газетную статью, рассказанные мамой события вспыхнули в памяти с новой силой. Ни минуты не колеблясь Валентина Капитоновна набрала номер редакции и рассказала журналистам все, что знала.
Туманным ноябрьским утром Валентина Капитоновна уверенно вела нас через лес к месту захоронения, так как-будто и не прошло больше 30 лет с того дня, когда она крайний раз собирала в этом лесу грибы. Перейдя пересохшее русло ручья мы поднялись на крутой обрыв: вот тут была могила, – с уверенностью указала наша проводница.

Спустя десятилетия ничто не напоминало о захоронении. В другой ситуации мы бы прошли мимо и глазу не было бы за что зацепиться, но теперь все дружно взялись за лопаты. На третьем штыке из-под лезвия лопаты вывалилось кольцо парашютной системы.

Тело летчика лежало на куске перкалевой самолетной обшивки фюзеляжа. Обе ноги были поломаны со смещением выше колена, раздроблены тазовые кости и частично ребра с левой стороны.

На голове летчика одет трофейный шлемофон: роскошь, которую весной 1943 года мог позволить себе далеко не каждый летчик. Из снаряжения была только парашютная система и простенький казачий ремешок. Видимо планшет, кабуру с пистолетом и документы забрали солдаты проводившие захоронение.
Никаких опознавательных знаков различия с останками найдено небыло. Но, по костным останкам и зубам было видно, что это не 18-ти летний мальчишка, а более взрослый человек, ближе к 30 годам. В сочетании с казачьим ремнем и трофейным шлемофоном, это все подтверждало рассказанную Валентиной Капитоновной историю о капитане Свеженцеве.

Евгений Порфирьев «Кубанский плацдарм»

0

Тайна могилы на реке Адегой

Если кому-то приходилось путешествовать из станицы Шапсугской вдоль реки Адегой в направлении Кабардинского перевала, он не мог не заметить стоящий прямо у дороги памятник погибшим советским летчикам – старшему лейтенанту Чурилову и его неизвестному боевому товарищу, погибшим в воздушном бою в апреле 1943года.

Занявшись поиском мест падения самолетов и установлением судеб их экипажей, мы не могли не попытаться установить имя второго захороненного летчика и тогда впервые к своему удивлению выяснили, что старший лейтенант Чурилов Иван Павлович был летчиком-истребителем и летал на одноместном самолете Ла-5.
Он действительно погиб в воздушном бою с истребителями противника в этих местах. В Оперативном донесении по 201 ИАД за 21.04.1943 г. указано:
«20 апреля 1943 года в период с 17 часов 15 мин. до 18 часов 15 мин. шесть Ла-5, ведущий старший лейтенант Чурилов, с Ил-2, вышли на цель, в море. На обратном маршруте в районе поселка Кабардинка на высоте 1500-1800 м встретили восемь Ме-109 с которыми завязался воздушный бой. Младший лейтенант Кузнецов сбил один Ме-109, который упал юго-западнее станицы Эриванской 10 км на склоне хребта Коцехур. Один Ме-109 подбил младший лейтенант Ситников. Не вернулся из этого боевого вылета Чурилов И.П., судьба которого неизвестна».
Позже, в Оперативном донесении 201 ИАД за 04.05.1943 г. дополнительно указано:
«Не вернувшийся с боевого задания 20.04.43 заместитель командира авиационной эскадрильи 437 ИАП старший лейтенант Чурилов, по данным пограничников и колхозников погиб в районе станица Шапсугская. Обстоятельства: при возвращении с боевого задания был атакован двумя Ме-109, самолет загорелся, летчик выпрыгнул с парашютом на высоте 30 метров. Парашют не раскрылся, летчик погиб. По документам установлено, что летчик был старший лейтенант Чурилов И.П. Документы и орден находятся в штабе Пограничного отряда в Холмском».

Вроде бы все описания соответствовали месту захоронения, но кто же тогда тот неизвестный боевой товарищ? И где находится место падения самолета Чурилова? Казалось, что по прошествии стольких лет ответить на эти вопросы будет уже невозможно.
Шло время и судьба свела меня с замечательными людьми, увлеченными историей родного Абинского района, Владимиром Васильченко и Виктором Пономаревым. В последствии они объединили вокруг себя таких же энтузиастов и создали Абинский филиал поискового отряда «Кубанский плацдарм». Первый наш совместный выезд состоялся на место падения советского самолета юго-восточнее ст. Шапсугской на берегу р. Абин. Тогда нам не удалось найти номерных деталей и установить имя пилота, но получилось совершенно точно определить тип самолета Ла-5. Со временем родилось предположение, что возможно это и есть обломки самолета ст. л-та Чурилова, поскольку других мест падения Ла-5 в этом районе нам так и не удалось обнаружить.
В поисках истины Виктор Петрович Пономарев погрузился в изучение местных архивов и нашел в Абинской районной газете «Восход» за 1967 год историю возникновения памятника на могиле и имени Чурилова на ней, но ему не удалось найти ответа на главный интересовавший нас вопрос: кто же на самом деле похоронен в могиле на берегу р. Адегой. В частности в газете от 31 августа говорилось о том, что комсомольцы тракторной конторы объединения «Краснодарнефтегаз» во время туристического похода нашли могилу неизвестных летчиков. Комитетом комсомола было принято решение установить на месте захоронения обелиск. В кратчайшие сроки это решение было воплощено в жизнь, о чем и написала на своих страницах местная газета.
Спустя несколько дней после публикации, в газету обратилась родная сестра ст. л-та Чурилова. Она прислала в редакцию похоронку, в которой говорилось, что ее брат ст. л-т Чурилов Иван Павлович погиб в воздушном бою 20 апреля 1943 года и был похоронен в станице Шапсугской Краснодарского края в 4-х км юго-восточнее у реки Абин. Документ был подписан полковником Капустиным. Неизвестно обратили ли внимание комсомольцы тракторной бригады на те факты, что неизвестная могила была на берегу реки Адегой, а не Абин и хотя расстояние от Шапсугской в целом было указано правильно, но по направлению она находилась на юго-западе, а не юго-востоке от станицы. Так или иначе, но на могиле неизвестных летчиков появилось имя старшего лейтенанта Чурилова. Возможно все же не стыковки фактического места расположения могилы и места захоронения, указанного в похоронке, были приняты к сведению при изготовлении памятной надписи на обелиске, которая по смыслу скорее увековечивает память о погибшем летчике Чурилове, нежели указывает на конкретное место его захоронения: «Здесь геройски погибли в боях за освобождение нашей Родины летчики-авиаторы Чурилов Иван Петрович и его боевой друг, доныне неизвестный».
Теперь когда в нашем распоряжении были документы указывающие на точное место захоронения Чурилова, которое полностью соответствовало месту обнаружения обломков Ла-5, уже не оставалось никаких сомнений, что это обломки именно его самолета.
Но кто же все-таки похоронен в подножия горы Липовая на берегу р. Адегой?

Опрос местного населения дал неожиданный результат. Оказывает среди старожилов станицы Шапсугской ходит масса легенд об этом захоронении. Но, все они сходятся в одном: в могиле лежат останки летчика или летчиков погибших на склоне горы Липовая напротив памятника на противоположном берегу реки. В остальном, за годы передачи из уст в уста, эти легенды настолько «обросли подробностями», что кто-то утверждал, что самолет нашел именно его отец в 1946 году, когда охотился в тех местах. Останки он спустил вниз к реке, похоронил и поставил сверху на могиле пулемет, который долгие годы там находился в качестве надгробия, пока бесследно не исчез. Другие рассказывали, что это был самолет Ил-2 и экипаж находился в кабине когда их родственник нашел этот самолет. При этом на груди пилота был орден Красной Звезды, а стрелка вроде бы звали Алексей. В зависимости от рассказчика менялось и количество похороненных летчиков. Большинство говорили о двух могилах, но были такие, кто утверждал, что их было три.
Эти легенды имели настолько широкое хождение, что даже на туристской карте этой местности, на склонах горы Липовая отмечено место падения самолета, но поскольку в реальности никто обломков самолета там не видел, то напротив отметки стоит приписка «предположительно».

Единственным способом проверить эту информацию и установить имя летчика захороненного в могиле, было найти место падения самолета на склонах горы Липовая. По моей просьбе, на протяжении нескольких лет, многие местные поисковики пытались найти обломки самолета на этом склоне, но никому этого не удалось сделать. В какой-то момент я даже начал сомневаться в том, что это место падения существует. Оптимизм внушили только фрагменты резанного самолетного дюраля найденные пару лет назад на советских позициях у самого берега реки напротив памятника. Но откуда бойцы принесли эти обломки оставалось загадкой.

Вечером 19 ноября 2017 года мне позвонил командир нашего Абинского отряда Владимир Васильченко. «Мы нашли место падения самолета на склоне Липовой» – сообщил он.

Группа в очередной раз работала на горе напротив памятника и поднялась достаточно высоко по склону. При спуске решили обойти овраг и пройти немного левее. Сместившись в сторону относительно памятника, они случайно наткнулись на разбросанные по склону фрагменты дюраля, обломки блока двигателя и остатки боекомплекта. С первого опытного взгляда было понятно, что это место крушения истребителя Як-1б.

Уже на следующих выходных мы предприняли попытку установить имя пилота этого самолета. Четыре километра по горному бездорожью, форсирование в трех местах реки Адегой и вот мы уже на месте.

Все русло глубокого ущелья усеяно обломками некогда боевой машины.

В какой-то момент металлоискатель перестает фиксировать наличие металла: значит эпицентр падения остался ниже. Возвращаемся обратно и начинаем прозванивать склоны.

То тут, то там на склоне видны углубления, образованные корневищами упавших деревьев. Наше внимание привлекает глубокая воронка, рядом с которой нет лежащего ствола дерева. Подойдя ближе убеждаемся, что мы на месте: из припорошенной листьями и первым снегом воронки торчат металлические и алюминиевые конструкции самолета.

В течение дня из воронки были извлечены многочисленные обломки кабины и двигателя.

На глубине около метра были найдены вдавленные в стенку воронки фрагменты черепа летчика, кительные морские пуговицы с якорями и знак «Гвардия», а среди обломков мотора М-105 несколько фрагментов с его заводским номером ПФ750.

Благодаря собранной на месте падения информации и ранее созданной базе данных, имя летчика было известно прежде чем мы успели вернуться в Шапсугскую. Все время пока мы обследовали место падения, в Лазаревской за компьютером в ожидании сведений находился командир нашего Сочинского отряда Александр Гартман. Как только ему были переданы найденные номера мотора, он тут же сообщил имя пилота, поднятого нами самолета.
В соответствии с данными учета самолетов и моторов в частях ВВС ЧФ за 1942 год, в июле месяце с завода НКАП СССР № 292 прибыл и был зачислен в состав 62 АП ЧФ Як-1 № 3675 с мотором М-105 ПФ750.
По данным учета самолетов и моторов в частях ВВС ЧФ за 1943 год, самолет Як-1 № 3675 из состава 6 гв. АП ЧФ не вернулся с боевого задания 10.04.1943 г.

По данным учета безвозвратных потерь в частях ЧФ за 1943 год значится:

«…42. Цыганов Дмитрий Григорьевич, гвардии лейтенант, пилот 3 АЭ 6 гв. АП, 1919 г.р., уроженец д. Турбей Сафоновского района Тульской области, 10.04.1943 г. сбит в воздушном бою истребительной авиацией противника в районе ст. Шапсугская…»
Еще в мае 1942 года Приказом Командующего Черноморским флотом № 33с от 13.05.1942 г. за подвиги, совершенные с 22 июня по 30 сентября 1941 года пилот 62 АП ЧФ Цыганов Д.Г. был награжден орденом «Красного Знамени». 1 октября он получил тяжелое ранение в воздушном бою и надолго выбыл из строя.

Как сказано в Наградном листе:

«Младший лейтенант Цыганов отличный летчик истребитель. Имеет 39 боевых вылетов. Из них 19 на штурмовку войск и техники противника. Им уничтожено: 7 автомашин, 3 повозки с боеприпасами, один зенитный пулемет и до 150 человек живой силы противника. Результаты штурмовых действий подтверждены летчиками группы прикрытия и командирами наземных частей».

Вернувшись после ранения лейтенант Цыганов продолжил службу в гвардейском полку. Осенью 1942 г. – весной 1943 г. 6 гв. АП ЧФ дислоцировался в Геленджике и обеспечивал воздушное прикрытие наших войск в районе Новороссийска. За это время полк потерял трех пилотов, в том числе не вернулся с боевого задания Дмитрий Григорьевич.
Долгое время место его захоронения было неизвестно, а в том что пехотинцы похоронили летчика погибшего в 200 метрах от их тыловых позиций, нет никакого сомнения. На месте падения нами не было найдено ни одного элемента парашютной системы, ни одной крупной кости скелета, лишь раздробленные фрагменты черепа, что является характерной травмой при подобных обстоятельствах гибели летчика.

Начиная с 1967 года, с момента установки обелиска, каждый год люди приносили цветы к безымянной могиле, не зная имени похороненного там героя. Надеюсь, что 9 мая 2018 года впервые цветы лягут к захоронению над которым будет установлена табличка с именем гвардии лейтенанта Цыганова Дмитрия Георгиевича.

Евгений Порфирьев, “Кубанский плацдарм”.

1

В небе, над Греческим

Мы поисковики. А хороший поисковик – это историк, архивист, военный археолог в одном лице. И это позволяет нам рассказывать о неизвестных или забытых страницах войны наиболее точно и объективно.

Эта история началась вполне буднично. К нам на базу, чтобы рассказать о работе «Кубанского плацдарма» на страницах Туапсинского издания «Черноморье сегодня» заехал корреспондент – Лидия Чухраева.
В беседе с Лидией, я затронул тему действий авиации на Туапсинском направлении, ведь кроме работы по пехоте, мы занимаемся поиском летчиков и мест падений самолетов, являемся признанными специалистами в этой области. И вот тут Лидия рассказала мне семейную историю, услышанную от своего деда, как в 1942 году, рядом с их маленьким домом на Греческом, упал сбитый немецкий самолет «FW-189», который в военные годы метко окрестили «Рамой».

Тут нужно сделать небольшое отступление, чтобы кратко рассказать о самом поселке Греческий в годы войны.
Рядом с хутором находился важный железнодорожный узел – разъезд, где однопутная железная дорога расходилась на небольшом участке на два пути, позволяла разъехаться встречным поездам и эшелонам. Ну и конечно через Греческий проходила дорога Туапсе – Хадыженск, уходя к перевалам, где шли тяжелейшие бои. Именно по этому, дороги наземные пересеклись с дорогами воздушными. Разъезд как важный военный транспортный узел был объектом внимания люфтваффе.

Кроме того, район поселка Греческий был местом сосредоточения наших войск, складов продовольствия, боеприпасов, которые отправлялись к перевалам. И кроме сотен налетов на Туапсе, враг нещадно бомбил и район Греческого. Люфтваффе противостояли наши летчики-истребители ВВС ЧФ и 5-й воздушной армии, и конечно зенитные части.

У Греческого, кроме стационарных зенитных постов, действовала 16-я отдельная железнодорожная батарея, которая в самый разгар боев за Туапсе была подчинена Туапсинской военно-морской базе. Кроме тяжелых орудий на железнодорожных платформах были установлены зенитные пулеметы и 45-мм зенитные пушки-автоматы.
Вообще, о роли 16 ОЖДБ в Туапсинской оборонительной написано скупо и прискорбно мало. Документы награждений на краснофлотцев и солдат батареи – страницы подвигов достойных воинов-артиллеристов. О батарее я позднее напишу отдельный материал.

Ну а пока, через 75 лет после боев за мой родной город, я слушал рассказ Лидии. Как у их дома рухнула сбитая «Рама», покалечив несколько пасущихся на поляне артиллерийских лошадей, которых пришлось застрелить. Солдаты потом варили конину, делились с семьей деда – в войну это был царский приварок с скудной пище.
После того, как самолет был осмотрен офицерами и представителями НКВД, изъято то, что представляло интерес, деду было приказано закопать двух летчиков. Что он и сделал, на краю поляны у дома. Оставив себе в качестве трофея два Железных креста – награды пилотов. И потом, долгие послевоенные годы, вскапывая и расширяя огород, сваливал на могилу мешающие камни.

Рассказ Лидии не вызывал сомнений. Немного смущало то, что в рассказе фигурировало два немецких летчика. А экипаж FW-189 – три человека. Впрочем, в таких сохранившихся семейных воспоминаниях, часто путали тип самолета. Но как оказалось впоследствии, дед Лидии прекрасно разбирался в немецкой и нашей авиации.
Важным фактом было то, что из года в год, при вскопке огорода, попадались детали и фрагменты, самолетный дюраль.

Конечно, в 2017 году, в огороде Лидии не лежала разбитая «Рама». Самолеты активно растаскивались начиная еще с военного времени – на металл. За него на заготпунктах платили деньги. А вспомните наши пионерские годы? Мы тащили в школы все, что можно было утащить. И даром! Так что в большинстве случаев, мы, поисковики, на местах падений имеем лишь небольшие фрагменты самолетов. Но и по ним часто устанавливается судьба боевых машин и летчиков.

Шли дожди, у нас не было возможности осмотреть участок дома Лидии. И я начал документальную работу. Проверил заявки наших летчиков. Нет, пилот ни одного истребительного полка, не заявлял победу над «Рамой» в районе Греческого. Тогда я начал проверять зенитные части. И конечно же – железнодорожную батарею. В сведениях о боевой работе батареи под Туапсе, попались строки:
“Зенитчики батареи (скорострельные зенитные автоматы на железнодорожных платформах) над разъездом Греческий сбили немецкий самолет-разведчик «Фокке-Вульф-189», пикирующий бомбардировщик «Ю-87», бомбардировщик «Ю-88» и повредили еще 5 самолетов.

Это было уже «горячо», но сведения эти были не документальные, и частенько что наши летчики, что зенитчики, мягко говоря, увлекались приписками о количествах сбитых немецких самолетов. Впрочем, как и немцы.
В документах по Туапсинскому оборонительному району (ТОР), 24 сентября 1942 попалась запись о сбитой «Раме», но ни обстоятельства, ни район не были указаны. Тем не менее, уже имелась дата, с учетом которой можно было продолжить поиск. И документальная работа увенчалась успехом.
Среди десятков наградных листов на солдат и офицеров 16 ОЖДБ я нашел представление на награждение медалью «За боевые заслуги» младшего сержанта Шалагина Ф.Н. от 24 сентября 1942 года.
В наградном листе и было написано то, что я искал.
«24 сентября на ОП Греческий внезапно сделал налет самолет противника «Фокке-Вульф 189». В результате второго выстрела из орудия т.Шалагин прямым попаданием в мотор самолет упал в 300 метрах от фронта батареи»

Кстати, один частично разорвавшийся зенитный снаряд от 45-мм автомата, нам удалось найти у Греческого. И как знать – возможно этот снаряд был выпущен из орудия Шалагина…

Оставалось подтвердить потерю самолета по немецким документам, установить имена и количество экипажа. И записи люфтваффе дали уже предсказуемый результат.
«24.09.42 г. FW189 номер самолета 2141, бортовой номер 5F+LL, из состава 3.(H)/14 по неустановленным причинам не вернулся с выполнения боевого задания из района Туапсе. Экипаж в составе: Lt. Tredering E. и Lt. Mayer zu Bantrupp W. числится пропавшим без вести.»

А на следующий декабрьский день выглянуло солнце. И мы отправились к Лидии и ее мужу Сергею, осмотреть их участок.

Вот они, остатки самолета-разведчика FW-189. Практически все, что за долгие послевоенные годы, да наводнения 1991 года, осталось от самолета.

Сергей и Лидия, как могли, помогали нам. А мы даже копались в курином загоне, в жиже из птичьего помета. Иногда, чтобы восстановить еще одну страницу войны, приходиться работать и в более тяжелых условиях.
Место захоронения летчиков, а их было действительно двое (в вылете на бомбежку не участвовал ненужный стрелок-наблюдатель), Лидией было указано точно. Но мы решили не заниматься эксгумацией. Я сообщил о захоронении своему товарищу – руководителю Фольксбунда по ЮФО. Организации, занимающейся перезахоронением и уходом за могилами военнослужащих, воевавших на стороне Вермахта. И в скором времени, оба лейтенанта либо отправятся в Германию, либо упокоятся на специализированном мемориале под Апшеронском.

А нас в это день ждал еще один эпизод боев в небе над Греческим. Сергей и Лидия поведали нам один из рассказов деда – о сбитой «Чайке», о том, как он после войны потрошил разбитый самолет с товарищами, сдавая что удавалось добыть, на металлолом.

Причем сохраненный в памяти рассказ опять был очень точен. Самолет упал у нашей зенитной позиции, правильно указан его тип («Чайка»), и район падения.
Переехав на другую окраину Греческого, мы углубились в лес. Через полчаса зигзагов по крутым и заросшим склонам, мы нашли ту самую зенитную позицию. И то, что она была именно той, что фигурировала в рассказе, сомнений не было.

Около каменных брустверов мы нашли много фрагментов самолетного дюраля – ровно и аккуратно порезанного на заготовки для солдатских поделок да вещей нужных в солдатском скарбе. Из листового самолетного дюраля бойцы пехоты мастерили портсигары, делали расчески и ложки, дуршлаги – да много всего.

Ясно, самолет есть. Ищем само место падения. И через час, на крутом склоне, все больше и больше под катушками металлодетекторов звенит земля. Начинают попадаться детали и узлы самолета. Место падения обнаружено.

Вне всяких сомнений это истребитель И-153 «Чайка». Забираем с собой, то, что успели извлечь из земли – солнце уже падает за гору, и возвращаемся на базу. Если на найденных фрагментах не будет номера, мы вернемся на место падения, и может, не один раз. Чтобы по номеру самолета или мотора, установить его принадлежность, выяснить, кто на нем летал, судьбу летчика.

В этот раз удача, которая практически всегда с нами, нас не покинула. После очистки фрагментов самолета, на куске моторного капота, появляются цифры – 7426.

Это и есть номер самолета!
Буквально через пять минут, благодаря наработанной нами за десятилетия документальной базе учета самолетов и моторов, журналам боевых действий летных частей, мы знаем, что это за «Чайка».

И-153 № 7426 с мотором М-62 № 2316 принадлежал 267 истребительному авиационному полку.

Но кто летал на нем, и когда был сбит самолет? Помогают доклады и рапорты по ТОР. К сожалению, сведения по боевой работе 267 ИАП изобилуют невосполнимыми утратами документов по осени 42-го.

Документы командования Туапсинским оборонительным районом, подтверждает заявка летчика-истребителя люфтваффе Крупински:
«11.10.42 Ltn. W. Krupinski 6./JG 52 (самолет) I-153 (квадрат) 95 751 (Цыпка, Греческий) (высота) 200 m. (время) 05.37 (разница по Берлинскому времени составляет 1 час) Film C. 2035/IAnerk: X k.»

И вот, обстоятельства воздушного боя по нашим документам, который начался над далекой от места падения Котловиной…
«11.10.42 в 6.35 группа И-153 при штурмовке войск противникака у Котловина атакованы 8 Ме-109. В результате в/б сбиты самолеты мл. лейт. Логинова и Чумичева. Потери убит м/лейт Логинов, тяжело [? – неразб.] ранен мл. лейт. Чумичев. Самолеты разбиты 2.»

«Чайку» и останки младшего лейтенанта Логинова мы нашли в прошлом году.

Летчик вернулся на родину, в Ижевск, где был отпет по христианскому обряду и с воинскими почестями похоронен.

А младший лейтенант Чумичев, будучи тяжело ранен, покинул падающий самолет с парашютом.

Младшему лейтенанту Чумичеву Дмитрию Ивановичу, осенью 42-го было всего 22 года. Излечившись после ранений, он вернется в небо. Будет еще не раз ранен, закончит войну подполковником. Кавалером двух Орденов Красного Знамени, Ордена Отечественной войны, двух орденов Александра Невского.
Вот, какие ребята воевали в небе над Греческим…

Мы пока не можем однозначно утверждать, что найденная «Чайка» именно Чумичева, хотя практически уверенны в этом. Мы не вправе искажать и без того недописанную военную историю. Дело в том, что за рекой у Греческого, осенью этого года, мы обнаружили обломки еще одной «Чайки». Но погодные условия пока мешают нам найти само место падения самолета. А его номер дополнит документальные страницы воздушных боев у Туапсе.

Ну а кроме того…
В описаниях действий 16 ОЖДБ у Греческого, пишется о сбитом «Юнкерсе-88», бомбардировщике. И дед Лидии, рассказывал семье, что «вон на том хребте», упал Ю-88, и они с товарищами то же таскали с него железо.

В награждениях артиллеристов батареи, командиру зенитной установки Борисову и наводчику Полищуку вручены награды, за сбитый Ju-88. А люфтваффе подтверждает потерю «Юнкерса» и четырех членов экипажа в этот день.
Так что нам, «Кубанскому плацдарму», предстоит продолжение работ. Найти «Юнкерс», найти вторую «Чайку», найти «Ишачок», чтобы дополнить историю воздушных боев у разъезда Греческий.

Алексей Кривопустов, «Кубанский плацдарм», Туапсе.

0